Тётя Оля, Фея-Крёстная моего детства, сейчас в одиночку содержит своего сына и его семью

27.09.201914:30

Тётя Оля, Фея-Крёстная моего детства, сейчас в одиночку содержит своего сына и его семью

В детстве не завидовала Золушке, ведь у меня была своя личная Фея-Крёстная. Мамина лучшая подруга с золотыми руками.

Принцессой я была несколько раз в году: на свой день рождения, на Новый год и Восьмого марта. Платья, сшитые крёстной, были безумно красивыми.

Хрустальных туфелек не хватало, но лет в пять эту проблему решила, напялив на ноги бабушкины салатницы из серванта. Образ был далёк от идеала, меня не похвалили за изобретательность, зато у мамы появилась забавная история из жизни её дочки.

Ещё перед школьным выпускным мы с тётей Олей договорились: следующее платье она сошьёт мне на свадьбу. Как она сетовала, что у неё сын, а не дочка, когда прикидывала фасон.

Я тогда думала, что до этого события как до Пекина пешком, но ошиблась: замуж я собралась на третьем курсе. Мама рассказала об этом моей крёстной, но она только скупо поздравила. И всё.

Я решила позвонить ей и поинтересоваться обещанным нарядом.

— У меня сейчас очень много работы, я не смогу, — ответила тётя Оля, и образ феи начал расплываться, уступая место суровой реальности.

Мечты, мечты… Пришлось идти и покупать свадебное платье в салоне.

Приглашение крёстной я решила вручить лично в руки. Занят человек, не беда. Фиг с ним, с обещанием! Главное, чтобы она пришла.

— Я постараюсь, спасибо, — скупо поблагодарила она, даже не пригласив на чай.

На свадьбу крёстная не пришла. Сильно грустить времени не было: учёба, ещё заботы о муже. Можно сказать, что новобрачность поглотила меня с головы до ног. И только недавно мама поведала причину столь сильной занятости тёти Оли.

За полгода до подачи нами заявления в ЗАГС, Виктор, сын крёстной, окончил институт. Перед этим он сходил в армии по собственному желанию. После получения диплома Витя собрался искать работу. Но его мама решила, что он ещё успеет наработаться, и предложила ему взять отпуск длинною в год.

— Я же не думала, что так получится, — процитировала мама свою подругу, — и он так обленится. Я-то как рассуждала: десятый-одиннадцатый класс прошёл под эгидой репетиторов — ни дня свободного; потом армия, где тоже далеко не курорт; затем институт, бюджет, Витя снова учился не покладая рук. Диплом, поиски работы. Устроился бы, там два шага до жены, детей и ипотеки. Вот и решила: а пусть он отдохнёт! Годик, не больше. Стала все подряд заказы брать, чтобы нам с Витей денег хватало. Год прошёл, настала пора работу искать. А он…

А он взял и женился. Не имея работы и живя с мамой. Невеста уже на пятом месяце была. Витя просто привёл свою даму и поставил мать перед фактом.

Понятно, что времени на пошив свадебного платья у неё не было. И ко мне на свадьбу тётя Оля постеснялась идти: «Ладно бы просто гость. Но я же крёстная! Как я могла с пустыми руками припереться?» А рассказывать о творящемся дома ей было стыдно.

Виктор так никуда и не устроился. Он и его семья сидят на шее бедной тёти Оли. Внучке она рада, по ночам шьёт прелестные платьица и косынки. Днями она ишачит, как крепостная, без отдыха и перерывов на обед.

Вот только надолго ли её хватит, с таким-то темпом жизни? Ещё и трёх человек на себе таща, двое из которых вполне себе дееспособные лоси? Говорит, что справится. И что сама виновата.

Узнав о жизни крёстной, я вспомнила своё детское чувство превосходства над Золушкой и задалась вопросом: а какова судьба сказочной Феи-Крёстной, которая осталась за кадром и эпилогом?

Золушка с принцем, понятное дело, жили долго и счастливо. А она? Драила дворец и нянчила венценосных отпрысков, обеспечивая тем самым Золушкино «долго и счастливо»?

Тётя Оля, Фея-Крёстная моего детства, сейчас в одиночку содержит своего сына и его семью
Adblock
detector