Муж: «Хорошо, мы усыновим ребёнка. Но завещание напишем на мою сестру»

07.07.201902:30

Муж: «Хорошо, мы усыновим ребёнка. Но завещание напишем на мою сестру»

— А почему на твою? У меня тоже сестра есть, — заметила, впервые услышав это заявление.

— У твоей мужик есть.

— И что? Мужик — не аргумент. Он сегодня есть, а завтра — нет.

А послезавтра и вовсе предложит написать завещание на одного из своих родственников. Как мой, например.

Нам по 35 лет. Детей нет. Последние годы я усиленно бродила по врачам и центрам планирования семьи в поисках изъяна в себе. Вову было туда не затащить, в своей способности стать отцом он не сомневался.

Седьмое заключение с пометкой «здорова» и угроза подумать над расторжением брака своё дело сделали, и муж, сцепив зубы, пошёл сдавать анализы. Результат его не устроил, врачи центра были объявлены шарлатанами. Ну не может такой образчик мужественности быть бесплодным, считал Вова. Но ошибся — ещё как может. Нас сразу предупредили — шансов на успешное ЭКО практически нет.

Ещё год ушёл на уговоры усыновить какого-нибудь брошенного мальчишку, раз своих не дано. В какой-то момент я даже пожалела, что не воспользовалась советом мамы: родить самой. Это муж бесплодный, а не все мужчины во вселенной.

Вода камень точит. Так и я, уговорами и лаской, добилась от Вовы поддержки в нашем единственном шансе стать родителями.

Сначала он просто согласился. А через несколько дней дополнил своё согласие:

— Хорошо, мы усыновим ребёнка. Но завещание напишем на мою сестру.

У этой сестры есть дети. Прямые продолжатели великого рода, выходцем из которого является Вова. Сам род ничем не примечателен. Разве что одна из его прапрабабушек согрешила то ли с князем, то ли с бароном. На мой взгляд, так себе повод для гордости.

Логика мужа предельно проста: да, он согласен воспитывать чужого ребёнка, но не более того. Наша недвижимость должна остаться в семье.

А детдомовский мальчик должен быть благодарен за возможность вырасти в семье, этого ему за глаза хватит. Обделять родных племянников ради приёмыша, как сказа Вова, у него рука не поднимется.

Писать завещание и на мою сестру тоже, чтобы она наравне с золовкой стала наследницей нашей двушки, Вова отказался. Предложила я это скорее из вредности, и чтобы посмотреть на его реакцию.

Самым поганым моментом происходящего стала сестра Вовы, которая уже распланировала, кого из своих детей она впустит сюда пожить:

— Собственником я буду. Мало ли бесприданниц и примаков на свете.

— А если я Вову переживу? — не выдержала я во время её визита.

Мне было предложено уйти в квартиру, которую я обязательно унаследую от своей мамы. То есть, она уже всех прикопала и всё распланировала, воодушевлённая словами своего брата.

Но последней каплей стал даже не этот эпизод. Дальше — хуже.

— Надо будет тёмненького выбрать, чтобы как мы был. И глаза чтобы карие. Вот повезёт парню! Родился у каких-нибудь забулдыг и попадёт в нормальную семью! — рассуждал муж после ухода сестры, лучась самодовольством.

Меня как обухом по голове: попадёт в нормальную семью? В нормальную? Разве может считаться нормальной семья, где ребёнка собрались выбирать, как по каталогу?

Разве может считаться нормальной семья, где ребёнка ещё даже не усыновили, а уже думают, как бы обойти его в наследстве?

Я ещё не старая. Могу родить сама. Мне даже помощь от отца ребёнка не нужна будет: зарплата хорошая, если нашу квартиру разменять — ипотеку возьму. Приживём! Уж лучше одной, чем так, как планирует Вова.

Он считает, что облагодетельствовал меня своим щедрым согласием на усыновление. А условие по поводу завещания на его сестру — подумаешь! Мне же ребёнок нужен. Будто это я виновата в том, что детей у нас нет.

А если бы проблема была во мне? Тогда Вова заделал бы ребёнка на стороне. Он мне это заявил без малейшего зазрения совести. Понимаете?

Мы почти 20 лет вместе, ещё со школы. Чего я только не натерпелась от его родни — волосы дыбом встанут, если пересказывать. Первое время он меня защищал, затыкал всем рты.

Потом отпустил ситуацию, мне пришлось самой отстаивать свои интересы. Как из надёжного и отличного мужа он умудрился превратиться в того, кто он сейчас?

Буду разводиться. В душе что-то исчезло. Я больше не вижу человека за которого я вышла замуж, и которого любила большую часть своей жизни.

Ещё 10 лет назад, я бы услышала в ответ: «Да, милая, мы обязательно усыновим мальчишку!» Без всяких условий, уточнений и кучи разных но. А сейчас…

Горько и больно. Даже оправдания ему искать не хочется: сестра надоумила, мама постаралась… Кто бы что не дул ему в уши, решение он принял самостоятельно.

Человек, за которого я вышла замуж, так бы не поступил. Жаль, что время так сильно меняет людей. Или он всегда таки был? Не знаю. Но уверена в одном: нам больше не по пути.

Муж: «Хорошо, мы усыновим ребёнка. Но завещание напишем на мою сестру»
Adblock
detector