И за что я тебя ненавижу?

22.04.201900:30

И за что я тебя ненавижу?

Когда Анатолий вернулся домой с заработков на Севере с молодой женой, то родители не были в восторге. Нет, приняли они её довольно не плохо, но холодность и неприязнь скрыть не могли.

Толя был женат раньше, но жене очень хотелось, чтоб он стал моряком, чтобы ходил в загранплавания, привозил оттуда большие деньги, много подарков, чтобы было у неё много золота и украшений.

Но он был «сухопутный», море — это была не его стихия. И зарабатывал скромно. Скоро они развелись. Вот он после личной трагедии и решил уехать на Север.

Там вскоре и познакомились они с Татьяной, совсем молоденькой девчонкой. Стали встречаться. Потом она забеременела, вот и решили они уехать на его родину и там пожениться.

Таня была очень тихой и скромной. Сама маленькая, худенькая — выглядит, как девчонка-подросток. Очень послушна, никогда не перечила его родителям.

Даже стала называть их мамой и папой. Свадьбы у них не было, просто расписались и отметили это событие в кругу семьи. Татьяна была приучена ко всему, умела всё.

И готовила, убирала, стирала, гладила. Кроме того прекрасно вязала, умела шить, а выпечка у неё вообще была прекрасной.

Она и мужскую работу могла вполне сделать сама, отец у неё был работягой, а она постоянно в детстве крутилась возле него, вот и поднаторела во многом, на что хватало физических сил.

В новом доме у неё сразу появилась куча обязанностей, практически всё. Свекровь лишь на кухне помогала ей.

Толя был сыном свекрови, а вот свёкор был ему не родным отцом, у них был еще один сын, совместный. Вот в том они оба души не чаяли. А к Анатолию просто относились терпимо, особой заботы и внимания не уделяли. Видимо по этой же причине и присутствие Тани в их доме восторга у них не вызывало.

Когда у них бывали гости, а это случалось довольно часто, у отца в друзьях было много местной «знати». По приезду с рейса (он всю жизнь ходил в рейсы, был стар мехом на рыболовецких судах), они устраивали часто различные празднования и встречи.

Татьяна со свекровью крутились, как белки в колесе, готовя кучи разных блюд, а кроме этого Татьяна заранее наводила идеальный порядок в квартире.

Потом, когда все уже собирались за праздничным столом, Таня бегала, подносила блюда, убирала пустые тарелки, подавала новые. Что-то подкладывала, что-то подносила, что-то разогревала.

И когда в минутки передышки садилась на стул и что-то клала себе в тарелку, чтобы тоже поесть, свекровь вдруг громко могла сказать:

— Что-то ты сегодня так много ешь. Вроде такая маленькая, куда в тебя лезет?

Все сразу смотрели в сторону Тани, а у неё уже, разумеется, кусок в глотку не лез. Все начинали подшучивать, смеяться.

Или вдруг за столом свекровь громко начинала всем рассказывать;

— Ой, встретила вчера Марину (это первая жена Анатолия), говорит: — «Здравствуйте, мама!» Вот ведь уж три года, как развелись с Толей, а она меня всё мамой называет.

Все дружно начинают обсуждать прежнюю семейную жизнь Толи, достоинства его жены, а Таня сидит тут же, и словно на неё ушат за ушатом помоев выливается…

Или опять свекровь рассказывает всем:

— Тут на днях встретила Маринину мать. Спрашивает, мол правда, что Толя снова женился? Говорят аж с севера привез её, да такая малесенькая, худесенькая — Что ж ему здесь во всём городе путной девки не нашлось, что привёз себе издалека такую? А я говорю, мол правда — привез, женился. А она рассказывает, что Марина очень жалеет, что разошлась. Она сошлась с другим. Моряк, постоянно в рейсах. А Марина жалуется, что все у меня теперь есть, как и хотела: и деньги, и тряпки, подарки, золото — всё. А вот любви нет. Говорит, что такого мужа, как Толя, мне не найти. Муж пьёт. С рейса придет — каждый день пьянки-гулянки, скандалы. Обижает её.

И все опять начинают обсуждать всё это. Таня опять сидит за столом, как каменная, готова провалиться сквозь землю. А муж всегда молчит. Он вообще никогда за неё не заступался, а тем более родителям никогда перечить не мог.

А после, когда они уже жили отдельно, снимали квартиру, у них уже ребенок родился. Таня после родов очень изменилась. Стала очень женственная. Она даже подросла немного, округлилась.

Нет, не потолстела, а формы её стали очень привлекательны, она превратилась в изящную, стройную и красивую молодую женщину с прекрасной точеной фигуркой.

И вот как-то родители пригласили их, у них опять были гости и мать просила помочь. После застолья, когда все разошлись, Таня стояла в кухне и перемывала гору грязной посуды.

А свёкор сидел за столом, за её спиной, развалился на стуле, оперся локтем на стол и сверлил её глазами. Она чувствовала его взгляд, но просто продолжала мыть посуду.

— Таня, а ты заметила, что я тебя ненавижу? — Таня ничего не ответила и молча продолжала работать.

— Тань, ты слышишь? Я спрашиваю: ты заметила, что я тебя ненавижу?

— Заметила, — ответила Таня, повернувшись к свёкру.

— А ты не знаешь — за что?

— Нет, не знаю.

— Вот и я не знаю… Ведь смотри, как интересно получается. Вот ты молодая, красивая деваха, всё при тебе. И хозяйка то ты замечательная, и всё абсолютно знаешь и умеешь, и стараешься всегда всем угодить, никогда слова грубого никому не сказала, всегда внимательная и учтивая, всё «мама» да «папа», когда другая бы матом послала, и умная, и красивая, и добрая. Ну всё при тебе. Вроде ничего плохого о тебе и сказать нельзя, а вот ненавижу и всё. Вот всё думаю, за что, и сам не понимаю. Интересно получается, правда? Интересно?

— Да… Интересно… — ответила Таня и отвернулась, чтобы не показать ему свои слёзы.

Наталья С.

И за что я тебя ненавижу?
Adblock
detector