Прожить, не сделав никому добра

150

Прожить, не сделав никому добра

— Поесть приготовлю, ее позову, так она сядет, быстренько поест, свою тарелку с ложкой помоет, а моя рядом стоять останется! И уборку затеет, так в своей комнате уберет, а в мою не заглянет. И кухню, и коридор, и санузел сама потом отмываю.

Зинаида Михайловна жалуется соседке Тоне не на строптивую невестку, как можно было подумать, а на собственную внучку, 19-летнюю Ленку. Понимающе кивает Тоня, а сама думает.

Потаповы раньше жили в этой квартире большой семьей: Зинаида с мужем Владимиром, дочь их, Ольга, да двое ее детей, которых Ольга родила без мужей.

Жили очень замкнуто, без праздников, без гостей. Всех осуждали и всем завидовали. Муж Зины день деньской на лавочке сидел перед домом, и всех прохожих охаивал: вот девка на каблуках пошла — не иначе, как шалашовка, иначе зачем каблуки нацепила. Вот сосед сумку домой понес — наворовал на работе. Вот Машка с внуком гуляет — сама без мужика родила, теперь и дочь замуж никто не взял.

Все были у деда воры и взяточники, замечал он в чужом глазу даже соломину, а в своем мог и целый лесной склад проглядеть.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как я залезла в «удалённые» смс своего парня и узнала о реальном отношении ко мне

Был у бабки с дедом и сын — Витенька, только ни он, ни невестка, ни внучка к старикам не ездили. Витька забежит на минуточку, когда из Москвы семьей приедут и уходит ночевать к теще с тестем.

Дом у них был разделен на две половины, во второй поселилась молодая семья, та самая Тоня, которой Зина на внучку жаловалась. В первую неделю забежала Тоня вечером к соседям: магазин закрыт, а впопыхах переезда соли в доме не оказалось.

Ну первое соседское дело — солью выручить. Так нет, Зина тогда губы поджала и сказала, что надо все свое иметь, а не по людям бегать. Больше Тоня ни с какими просьбами к Потаповым не обращалась.

Весной Тоня субботник в общем дворе устраивала, разбирала везде, подметала, цветники разбивала, а Потаповы только у своей двери мели, а двор пусть крапивой зарастает. Самим ходить не удобно, но ведь и соседей по ногам стрекает — надо им, ишь веселые, да шустрые.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  С Аней приезжай сынок!

А внучка Леночка могла и руки грязные вытереть о простыни, если Тоня их во дворе сушить развесила.

Зимой было еще смешнее: снег-то чистить надо. Вот Тоня и чистила за всех. А Оля на общем крыльце ступнями мерила сначала — как бы соседскую половину не захватить.

Со временем умер дед, бестолково по пьяному делу погибла Оля, а затем и ее сын. Осталась Лена с бабушкой Зинаидой Михайловной. Девочке тогда 14 лет только было. Так и жили тихо. Лена с соседями здоровалась через раз, чаще делала вид, что не замечает. Зина старая стала, из дома почти не выходила, если только на крыльцо.

Вот она и жаловалась Тоне, что делать ей приходится по дому все, а внучка живет только для себя…

И действительно, а с чего Ленке по-другому-то жить?

Она ж принцип Потаповский главный, еще с пеленок усвоила: жить так, чтобы никому ненароком добра не сделать!