«Правнуку надо бы квартирку уступить. Или твой потомок должен на свет на съёмной квартире появиться?»

72

«Правнуку надо бы квартирку уступить. Или твой потомок должен на свет на съёмной квартире появиться?»

— Ну, и кто тут у нас такой наглый? — спросила я заходя в дедушкину квартиру.

Ключи меня были — пока я не вышла замуж, я жила с дедом. А сейчас изредка забегаю, попроведать. Дед у меня ещё молодым фору даст, в плане здоровья. А еду готовить к нему приходит соседка, Дарья Ильнична. Дама лет 65, не оставляющая надежды женить на себе деда.

А позавчера утром дочка Дарьи Ильиничны позвонила мне, вся взбудораженная:

— Василисушка, здравствуй. Там вещи из квартиры деда твоего выносят, а на улице машина стоит, из неё наоборот, выгружают. Как бы не случилось чего. Ты бы приехала. А то мама пошла к нему, а её на порог не пустили, мужик какой-то, бородатый такой. Так и рявкнул: «Не живёт тут больше старый пень!». Может, в полицию позвонить?

— Не надо в полицию, я знаю, кто это. Сейчас приеду, разберусь. С работы только отпрошусь. Спасибо что позвонили. До свидания.

Бородатый мужик — муж сестры, я была уверена в этом. И не ошиблась. Сразу вырваться не получилось, поэтому приехала я только часа через 4. У подъезда стояла дедова мебель и его картины. Я открыла дверь своим ключом, зашла и крикнула:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Бес попутал

— Ну, и кто тут у нас такой наглый?

— Лизонька! Они ко мне вломились! Лиза, да как так то? Это разве люди? — услышала я голос деда.

Дед был заперт в ванной. Самих оккупантов не наблюдалось. Я подошла к двери, закрыла её на щеколду и позвонила соседке, попросила её забрать дедушкины картины с улицы, пообещав потом их забрать.

— Рассказывай. — я посмотрела на дедушку.

— А чего рассказывать-то? Постучали. Я в глазок глянул — Юлька стоит, за живот держится. Говорит: «Деда помоги!» Я и открыл, а там она не одна, с боровом своим. Он меня в квартиру втолкнул и они следом зашли. И говорит: «Зажился ты, дедуля. Правнуку надо бы квартирку уступить. Или твой потомок должен на свет на съёмной квартире появиться? Давай, двигайся! Вместе жить будем! Юляш, звякни там грузчикам, пусть начинают.» А я их выгонять начал, а они меня в ванной закрыли. И сказали, раз я по хорошему не хочу, они что-нибудь придумают. Лиза, разве ж моя внучка способна на такое? Я ведь Юльке маленькой бантики, мороженки, и в парк — птичек кормить… — дед расплакался.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Звонок от незнакомки»

Я его обняла и погладила по голове:

— Всё образуется, дедуль. Всё наладится. Возьмётся Юлька за ум, вот увидишь. Ей бы только с этим её развестись. Он её на дно тянет. Картины твои приберут, потом заберём. Я сейчас мастера вызов, чтоб замок поменял. Ну, а мебель новая — в качестве моральной компенсации. А может, ты немного у нас поживёшь?

Дед с радостью согласился — по правнучке соскучился.

А сегодня утром мне вновь звонит дочка дедовой пассии:

— Опять они пришли, двери ломают. Полицию вызывать?

— Вызывай. Только не сейчас, а когда в квартиру залезут. — попросила я соседку.

Ну а что? Юлька беременная, отделается лёгким испугом. А мужик её — на условном сроке, и поедет далеко и на несколько лет. Спасать сестру надо от этого неадеквата-уголовника. Боится она его, до дрожи, вот и бросить не может. А там, глядишь, пока он наказание отбывать будет, мы Юльку замуж выдадим.

Юлька рыдает, мужика её бородатого забрали. Надеюсь — надолго. И не понять, от чего сестра ревёт — то ли от счастья плачет, то ли с горя, то ли просто гормоны шалят.