Наследство

168

Наследство

Решила свекровь при своей жизни наследство между детьми разделить, по справедливости. Хотя Елена Павловна — молодая еще, всего 49 лет, и здоровье у нее богатырское.

Моему мужу — 28, его младшему брату Косте — 26. Костя женат, у него полугодовалый ребенок. И живет Костя с семейством у своей мамы под крылышком. Жена Кости — Вера, скромная покладистая девушка. И в их семье командует парадом свекровь.

Мы с мужем — «неправильные», с точки зрения Елены Павловны: в рот ей не заглядываем, каждое слово не ловим; денежки каждый месяц в клювике не приносим, хотя должны бы; и даже ребенка посмели назвать именем, которое сами выбрали.

Когда я только познакомилась со свекровью, сразу стало понятно — под одной крышей мы точно не уживемся. Увидев меня в первый раз, Елена Павловна распланировала мою жизнь чуть ли не на 10 лет вперед. В тот же день я должна была собрать вещи и переехать к ней жить, обхаживать не только своего молодого человека, но и его младшего брата.

— Стирка, уборка, готовка. Имей ввиду — у Кости аллергия на болгарский перец, и его комнату будешь убирать, когда Кости не будет дома. Чтобы телесами своими при нем не трясти. Средства для уборки и бытовая химия — в кладовке, разберешься. Подъем у нас в 6-00 утра, после 22-00 — полная тишина, у мня очень чуткий сон, поэтому — никаких детей в моем доме. — со сладкой улыбкой перечисляла Елена Павловна. — На ноги встанете, лет через 10 ребенка родите и тогда только поженитесь. Раньше — ни в коем случае!

Я, если честно, все ждала, когда же она добавит: «Зарплата у тебя будет 15 тысяч в месяц, по воскресеньям — выходной!». Институт мне полагалось бросить, и полностью посвятить себе семье Елены Павловны.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как соседка из-за родни от своего подворья отказалась

Попасть в бесплатные и бесправные домработницы, я отказалась. И стразу стала недостойной партией для старшего сына Елены Павловны.

— Девушка, будьте добры больше никогда не переступать порог моего дома! — сказала мне будущая свекровь на прощание в тот день.

Мы доучились, устроились на работу, сняли комнату и только тогда съехались. Сейчас мы живем на съемной квартире, у нас годовалая дочка. По сложившейся традиции, Елена Павловна звонит нам 2 раза в месяц — в день аванса и в день зарплаты мужа. Остальные 28-29 дней в месяце, мы ее не интересуем.

Тем страннее прозвучало ее приглашение приехать, чтобы выслушать ее волю по справедливому разделу наследства. Наследство — трехкомнатная квартира и дача. И что там собралась делить женщина, которой нет еще и 50, мы не понимали.

Зато мы с мужем понимали другое, что это все — неспроста. Я вообще ехать не хотела, а вот мужу было интересно, что опять придумала его мать.

Вера напоила нас чаем, забрала нашу дочку и скрылась в комнате. Елена Павловна, восседая за столом, озвучила свою волю:

Мы с мужем должны выплатить Косте половину стоимости квартиры, в которой они сейчас живут. Можно в рассрочку, на 10 лет.

— Сейчас эта квартира стоит около 4 миллионов. Костина половина — 2 миллиона. Получается, 10 лет вы будете платить мне по 16666 рублей в месяц. Зато потом я сразу оформлю квартиру на вас, сама перееду на дачу, а Костя с Верой отсюда съедут, и у Вас будет своя трехкомнатная квартира! — воодушевленно вещала Елена Павловна.

Ага, хитренькая какая. 10 лет ей плати по 16 штук в месяц, без договора, без гарантий. А у Кости с Верой какой интерес? Куда они потом съедут? Зная свекровь, через 10 лет нам бы сказали, что мы сами, по своей воле помогали бедной женщине. И квартиры бы точно не увидели, как своих ушей.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Соседка попросила у друга воды, пригрозив осушением его колодца

Поругавшись, мы ушли. Не я ругалась — муж. Он поинтересовался у своей матери:

— Мама, ты меня за полного идиота держишь? Что мешает нам взять в ипотеку однокомнатную квартиру на те же 10 лет? Вот только банк, в отличии от тебя, нас точно не обманет!

— Ты считаешь, что твоя собственная мать хочет тебя обмануть? Ты в своем уме? Да как ты вообще можешь так думать? — в ответ взъелась Елена Павловна. — Уходите! Видеть вас не хочу.

О том, зачем же свекрови нужны деньги, я узнала у Веры. Вера, с рождением ребенка, отказалась батрачить на свекровь, как раньше, и они начали ругаться. Но, так как Костик — любимый ребенок, выгнать его с наглой женой и ребенком на улицу, Елена Павловна не смогла. Зато она могла помочь им с ипотекой, дав на первый взнос и придумав, кто будет платить ежемесячные платежи на протяжении 10 лет. И этими дураками должны были стать мы с мужем.

— Ты прости, что раньше не сказала. Я когда эти разговоры услышала, не поверила, что Костя с матерью на такое способны. — покаялась Вера. — А тут вы пришли. Вот, решила позвонить и предупредить — свекровь врет! Ничего она вам потом не отдаст.

Муж свою мать знать больше не хочет — сильно разозлился, что за его счет она хотела решить жилищный вопрос Кости. Вот он, «справедливый» раздел наследства.