Когда потянуло на молоденьких

06.04.201822:38

Когда потянуло на молоденьких

Не зря говорят: седина в бороду бес в ребро. Иван Никитич полностью это подтверждает своей жизнью. В свои сорок он женился на женщине на 12 лет младше себя. Красивая молодая — его студентка в недавнем прошлом. Все удивлялись вокруг, но семья вышла ладная, крепкая, деток еще народили. И все снова удивлялись — ну надо же как бывает!

Прожил Иван Никитич с супругой в согласии 15 лет, и вот бес постучался и к нему. В 55 лет он решил, что вполне себе Казанова и охмурил … студентку, которая была младше жены на 12 лет.

Как его уговаривали, как убеждали, что дурит старый, что дети не выросли еще, что молодая его в гроб вгонит, дурня седоусого — Иван Никитич был тверд!

Собрал жену с детьми, отправил на съемную квартирку, про алименты советовал не заикаться, сам, мол, содержание выделю и дальше крутитесь.

И недолго рассусоливая ввел новую молодую супружницу-красавицу в дом и еще не остывшую от первой супруги постель.

Радовался Иван Никитич не долго. Супруга была под стать своему возрасту: ей хотелось гулять, веселиться, жить ярко. А еще ей хотелось секса конечно.

Ну, а что — она женщина молодая, темперамент так и прет. И во тут Иван Никитич стал задумываться, что не сдюжит он такой ритм. У него сердце, язва, и артрит начинается — какой тут секс по два раза в день да дискотеки по ночам?

Он попытался мягко пояснить молодой жене, мол ладушка моя, как-то ты б меня поберегла что ли. Возраст у меня не карамельный уже. Но супруга лишь фыркнула, и сообщила что-либо так, либо за ней не заржавеет и налево сходить.

Иван Никитич вздохнул и стал стараться угодить жене. И в аптеку сходил «волшебных» пилюль купил, чтобы так сказать в грязь лицом не ударить и не оконфузиться перед женой, и витамины пить начал, и даже бегать по утрам. Вот с пробежки его с инфарктом и увезли.

Молодая жена пришла в больницу, носик скривила, мол пахнет невкусно, да и муж на больничной койке не выглядел красавцем. Да и ухаживать у нее времени не было за ним. Ведь была запланирована поездка к теплым морям, правда с мужем, но ничего — она и одна съездит. И поехала.

Иван Никитич повздыхал, смахнул слезу украдкой и позвонил бывшей жене.

«Люся, я в больнице с инфарктом, приезжай!»

И Люся приехала, а точнее примчалась, с домашними пирожками, бульонами, чаем в термосе. Кинулась к престарелому Казанове, потом к врачам, потом опять к Ивану Никитичу.

Плакала над ним, рыдала, кормила с ложечки… А Иван Никитич подумал, что ему так тепло и так хорошо сейчас, что ничего больше и не надо.

Дети приходили. Младшие дочки рыдали, старший сын сурово молчал, а Люся пихала его в бок и глазами показывала, чтобы он перестал на отца волком смотреть.

Из больницы Иван Никитич вышел и пошел в ЗАГС — подавать на развод с молодой женой. Которая, кстати, нашла на южных морях жгучего брюнета с которым и зависла там.

И вернулся Иван Никитич в семью, и прощения просил, и простили его. И жена Люся, и дети — даже суровый старший сын.

Сейчас Ивану Никитичу уже под семьдесят. Он с улыбкой глядя на супругу, вспоминает эту историю и кается в дурости своей. Ладно хоть одумался, говорит, вовремя.

Когда потянуло на молоденьких
Adblock
detector