Алиса: «На жильё коплю, чуть-чуть осталось»

23.09.201910:30

Алиса: «На жильё коплю, чуть-чуть осталось»

— На жильё коплю. Чуть-чуть осталось. Ещё отец Бори обещал помочь. Не факт, но и я не особо надеюсь. Без него справлюсь. Тьфу-тьфу, через годик новоселье справлять будем! — не унывает Алиса.

Алиса воспитывает сына одна. Бессонные ночи оказались непосильным испытанием для Аркадия, её бывшего супруга. Сначала мужчина всё чаще ночевал в гостиной, потом стал ездить отсыпаться к своей маме, а затем и вовсе перебрался в гостеприимный родительский дом.

Там никто не кричит, никто ничего не требует от Аркаши, не нагружает мозг необходимостью покупки зимних ботиночек и лекарств. Красота!

А Алиса… Ей и алиментов хватит! Не зря размер алиментов на одного ребёнка составляет четверть от заработка. Был бы больше — Аркаша с удовольствием платил бы сумму поболее.

Но он — законопослушный гражданин: сколько в законе прописано — столько и выплачивает, ни копейкой больше. Не Аркадий эти цифры выдумал, какие могут быть к нему претензии?

После развода Алиса переехала жить к своему папе в большой двухэтажный дом, построенный руками её деда со стороны мамы. Один нюанс: мамы Алисы нет уже много лет, а от наследства женщина отказалась в пользу папы.

У неё-то на тот момент всё было шоколадно: любящий муж при недвижимости; наполеоновские планы на рождение ребёнка; хорошая работа и стабильная зарплата. Папе дом был нужней!

Как водится, первое время всё было хорошо: дедушка Бори, так и не привыкший к жизни в одиночестве, принял дочь с распростёртыми объятиями. Он даже сидел с двухлетним Боренькой, когда Алиса вышла на работу.

Но буквально за полтора года всё изменилось: Владимир Анатольевич скоропостижно женился. И в жизни Алисы нагрянула очередная волна перемен.

Избранница Владимира Анатольевича топнула ножной: хочу, говорит, быть хозяйкой в собственном доме, а не прислужницей для потомков супруга. Думал-думал дедушка, да придумал: дочь-то замуж снова выскочит — и поминай как звали. А жена — дело относительно постоянное.

Выбросить дочь и внука на улицу у пенсионера не поднялась рука: родная кровь, как-никак. Выход подсказала мудрая немолодая новобрачная: баня ж во дворе стоит! Добротная, с комнатой отдыха и диванчиком.

Обогреватель туда, плитку, электрочайник — всё, апартаменты готовы! Не навсегда, нет-нет, пусть в доме и есть водопровод и ванная комната, но и банька для души лишней не будет! Поэтому апартаменты — на время. Пока Алиса что-нибудь для съёма не найдёт.

Так у Алисы и Бори началась банная жизнь. Соседи шептались, показывали пальцем на злобную новую жену, поражались чёрствости Владимира Анатольевича, жалели Алису — сироту при живом отце. Но больше всех было жаль Борю, хотя к этой жалости и примешивалась изрядная доля недоумения: зачем рожать-то было? Без кола, без двора?

— Туалет старый рядышком, во дворе. В бане мылись. Я ела на работе, Боря — в садике. На выходных у нас были суп и каши, — вспоминает Алиса про свой быт тех двух месяцев «банной жизни».

Как только была найдена приличная комната, она собрала вещи, свои и сына, поблагодарила отца за помощь и съехала, поставив себе цель: заработать на жильё.

Процесс идёт: по шажочку, рубль к рублю, без чьей-либо помощи — на обещания бывшего мужа Алиса не особо рассчитывает. Медленно, но идёт. Маленькие съёмные комнаты, экономия на всём, на чём возможно, подработки — любые, лишь бы платили, но всё в пределах морали и приличий.

Подкупает, что Алиса не ждёт принца на белом мерседесе, который приедет и заберёт её с сыном в свой стокомнатный пентхаус. Она не ждёт наследства от отца, ничего не требует от Аркадия. Алиса знает, что у неё есть только она. И она в себя верит.

Уже сейчас женщина может купить себе комнату в непосредственной близости от центра города, или однокомнатную квартиру без ремонта где-нибудь на окраине. Ипотека? Дорого. Да и не дают при не самой большой официальной зарплате и одиннадцатилетнем сыне в иждивенцах.

Но ничего. Осталось совсем чуть-чуть. Главное, что Алиса не унывает и не опускает руки. Всё у неё будет. Обязательно будет. А как же иначе?

Алиса: «На жильё коплю, чуть-чуть осталось»
Adblock
detector