Уроки моего деда

33

Уроки моего деда

Своих дедов я не помню. Один умер очень давно когда моему отцу было тринадцать, а дед по матери преставился когда мне не было и года. В детском саду мои товарищи делились историями о своих дедушках, я мог лишь разглядывать черно-белые фото.

На одной из них у ворот своего дома чуть оперевшись на мотоцикл Урал стоит отец моей мамы, ему на фото чуть около 60 лет, дед улыбается. На старом пиджачке висят медали и плашка на которой указаны ранения.

Медаль «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта» — вот собственно все что скопил мой дед. Хотя нет, не всё, мама рассказывала как мучился старик когда выходили из покалеченной спины осколки, часть их них дед так и унёс с собой в могилу.

Я не помню деда, но кажется он хотел бы быть со мной рядом…

В возрасте 8 лет я неудачно упал с тарзанки и получил сотрясение мозга. На следующий день мы с мамой ехали на нашем автобусе в райцентр на обследование. Хирург недолго рассматривал моё опухшее лицо и ссадины, покачал головой: лечить, ложить в отделение на недельку-другую.

В этот момент я испугался — меня хотят одного оставить в этой больнице, где каждый день ставят уколы, капельницы, не разрешают выходить. Мы вышли из кабинета врача, мама хотела успокоить меня, но я начал вырываться из её рук, ведь она хочет оставить меня тут.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Папа, у меня под кроватью дядя был!» — рассказала дочь

Я бросился бежать по коридору, забежал на второй а потом и на третий этаж поликлиники — подальше от хирурга и мамы. Идти мне было некуда я плюхнулся на скамейку в конце коридора и стал плакать, не от страха, а от обиды.

— Что улым (башк. «сынок»), укол поставили? — рядом со мной присел старик.

Я зло оглядел старика — на нем был коричневатый плащ, примерно такого же цвета брюки, зеленая шляпа. Мне не хотелось с ним разговаривать, и я уткнулся взглядом в пол.

— Ну ничего, бывает. Когда сладко, когда больно — продолжал мой неожиданный собеседник. — мне вот тоже бывало не сладко иногда.

Старик закатал штанину до колена:

— Вот смотри, видишь тут полоска? Это улым от осколка след. А тут еще два, крепко нас тогда ой-ой, на Украине. Мне вот ногу порешитило, а Саптара то моего убило сразу. Это конь мой Саптар, хороший был, из деревни до Уфы на нем доехал, а там уже нас в кавдивизию оформили. Да, хороший конь был, эх и джигиты как на подбор были тогда.

Тут старик замолчал. Я забыл про свою обиду и рассматривал старика — таких стариков я видел тысячи, ни чем не примечательны, старенькая но опрятная одежда, морщинистое лицо и самое главное глаза. Глаза выглядели выцветшими, но не погасшими искорками, это были не глаза уставшего от жизни.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Это — только мои деньги, никому ни копейки не дам

Мы еще минут десять сидели на больничной лавке, совершенно одни. Тут мой старик неожиданно засобирался.

— Ты главное не бойся. Ничего не бойся — подмигнул мне напоследок старик, подхватил свою трость и исчез в больничном коридоре. А я еще некоторое время сидел и размышлял о этом странном разговоре. Откуда появился этот старик и куда он делся? Почему он подошел именно ко мне? Мне показалось, будто это мой давно умерший дед пришел ко мне именно в тот момент когда мне нужна была поддержка. Я вздохнул и пошел «сдаваться» в руки врачей. Я не помню деда, но кажется он был со мной рядом…

Каждую весну мы ездим на старенькое деревенское кладбище, красим оградки, убираем сор. В канун 9 мая на оградку деда привязываем черно-желтую гвардейскую ленточку.

С надгробия на меня смотрит дед — в стареньком пиджачке, у ворот своего дома. Чем больше я узнаю о своем деде, тем больше я учусь у него — стойкости, трудолюбию, любви к жизни.

Я не помню своего деда, но знаю, что он всегда со мной…