Может девочку в детский дом вернуть?

107

Может девочку в детский дом вернуть?

Мы взяли приемную девочку в семью в октябре 2017 года. Ездили за ней далеко, встреч было мало, только три.

Понравилась интеллектом, здоровая, правда, поведение настораживало. Но в детском доме объяснили, что это пройдет, ребенок волнуется, переживает, тем более от нее уже отказалось две семьи до нас, якобы она черненькая.

Все время говорили о ее лидерских качествах, что ей нужно заниматься спортом, ее нужно будет увлечь и т.д.

Нам бы дуракам сразу смекнуть, в чем дело-то, ведь детский дом просто от нее избавлялся.

Но мы ее пожалели именно из-за ее внешности, черненькая, все ищут славян, а эта вот умненькая девочка будет страдать и находиться в системе.

На личико приятная, умная, общительная, живая. Все бы ничего, но поведение было ужасное.

Это лидерство оказалось плохим качеством, это даже не лидерство, а наглость и хамство.

Нас с мужем она не признает, хотя воспитываем мы ее методом кнута и пряника.

В детском саду воспитатели от нее плачут, детей бьет, с воспитателями дерется, если ей делают замечания.

Есть в поведении у нее какое-то бешенство, какая-то неуправляемость.

С психологами советовались, говорят, адаптация, пройдет все, ребенок привыкнет.

Но что-то это не проходит.

Главное, обидно, что хочешь лаской, добром, а она это считает проявлением слабости и начинает нас обесценивать, какое-то вызывающее поведение, мол, что хочу, то и делаю.

А когда переходишь на строгость, держишь дистанцию, вроде бы ведет себя более-менее адекватно.

Что делать?

Неужели надо быть строгой.

Ведь это ненормально, в семье должны быть и ласки, и поцелуи, и обнимашки.

Но как избавиться от та такого ужасного хамства дочери?

Или это черта характера? И всю жизнь надо будет ее держать в строгости?

Может, ей тогда лучше в детский дом вернуться?

Там все строго. А у нас она разбалуется.

Да и нашу жизнь не назовешь уже светлой, все разрушено, дома бардак, а самое главное — бардак в жизни

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Случай на озере

Моя лучшая подруга в 45 лет, не имея своих детей, взяла из дет.дома под опеку двоих- девочку 6 лет и мальчика 3-х лет (брата и сестру).

Родители их лишены родительских прав и отбывают срок… А детки, хорошие такие, здоровые.

До этого подруга моя жила вдвоём с мамой, занимала престижную должность, часто ездила в заграничные командировки.

Работу ей пришлось сменить, чтобы больше времени уделять детям. Уделяла!

Каждый год возила их и на море, и в Испанию, и в Болгарию…

Развивала их всячески: музыкальная школа, кружки, секции всевозможные…

На сегодняшний день девочке 12, мальчику 9.

Девочка не хочет НИЧЕГО: не хочет ходить ни в обычную школу, ни в музыкальную, всем хамит, хочет только лежать на диване и смотреть телевизор или сидеть в интернете.

И это при том, что и сама моя подруга с двумя высшими образованиями и её мама — педагог с 30-летним стажем, сами очень высоко ценят значимость образования в жизни человека и всегда стремились дать этим детям возможность развиваться в самых разных направлениях.

Сейчас в их семье наступил ад: подруга моя на грани нервного срыва, её 70-летняя мама каждый день твердит: «Видеть этих детей не могу! Сдай их обратно! Хочу дожить свой век спокойно!»

Вот и думай, что здесь: гены, переходный возраст или ещё что…

***

С фотографии широко распахнутыми синими глазами смотрит на меня Алена… Моя патронатная дочь.

Всего год прошел с того момента, когда супруга оформила патронат и, в жизни моей семьи, появился этот человечек из зазеркалья.

За это время я понял, что детский дом, каким бы он ни был, не место для ребенка.

Но, события, произошедшие в семье моей с мая месяца по сентябрь сего года, показали, что и моя семья не может быть семьей Алены. Мы оказались недостойны.

Что еще сказать?

Когда я пишу эти слова, Алена уже вернулась с моря в интернат.

Я больше не имею права видеть ее, говорить с ней.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Непрошеные постояльцы

Она не хотела ехать на море, хотела скорее оказаться дома, рисовала подарки всем нам.

Мне удалось ее убедить, что на море ей будет хорошо.

Она обещала привезти мне ракушек…

Посадил в поезд и, привычно отметив, как переключилась она на попутчиков, забывая обо мне (ведь для сердца, не привыкшего с рождения к проявлению привязанности за год вряд ли что-то изменится), ушел.

Все. Мои чувства тут не имеют значения.

Факт — договор расторгнут.

Причина — внутри семейные отношения.

Но у меня перед Аленой остался долг.

То, чему она научила меня, рожденные в семье дети не могли меня научить.

Благодаря ее появлению, я ощутил удивительную полноту жизни, которую до этого даже не представлял.

Для меня остается вопрос: как отдать мой долг?

Не откупиться от воспоминаний, детских слез, утраченного доверия к тому, кого называла папой, нет, как и чем я смогу отдать долг?

Мнится мне, супруга не понимает пока, что крест отказа, гораздо тяжелее креста воспитания ребенка.

По правде говоря, я до сегодняшнего дня не верил в сердце, что все закончится именно так.

Если бы меня спросили: «знал бы ты заранее, чем закончится патронат для вашей семьи, согласился бы с просьбой супруги взять на воспитание ребенка из детского дома или нет?», — ответ был бы такой: для себя, я бы хотел прожить этот год вновь, но, вырывать ребенка из привычного ада, для того, чтобы через год запихнуть обратно, не стал бы.

Лучше быть виновным в том, что мечта супруги осталась несбыточной, чем знать, что повинен в слезах доверившегося ребенка.

Пока только первый день. Еще не видны последствия нашего предательства, но пройдет время, и они не преминут проявиться.

В наших детях, в их недоумении, в наших сердцах, в том, что некуда бежать от самого себя. Я этого не страшусь. Поздно бояться. Надо принимать то, что заслужил.