— Теперь это моя квартира — нагло ухмылялась жена брата

01.06.201817:00

— Теперь это моя квартира — нагло ухмылялась жена брата

Когда моего старшего брата посадили, родители от него отреклись. Он всегда был «паршивой овцой» в семье: с детства проблемы с о сверстниками, частые приводы в детскую комнату милиции, кражи, драки. По мере его взросления, «взрослели» и украденные суммы. Срок — вполне закономерный итог его непутёвой жизни.

Пока брат отбывал наказание, не стало наших родителей. Квартира осталась только мне по завещанию — они и слышать не хотели о сыне-преступнике. Я винила брата в случившемся — он столько нервов перемотал родителям, что хватило бы на 2 жизни.

Брат писал письма. Иногда я их выкидывала, не читая. Иногда любопытство брало верх. Так я узнала, что он женился. Странно было знать, что нашлась женщина, готовая выйти замуж за заключённого и видеть его несколько раз в год. Ещё более странным было наличие детей у этой женщины. Хотя, хозяин — барин, не мне судить.

Я вышла замуж и переехала к мужу. Квартиру родителей мы сдали. Семья мужа приняла меня, как родную. У меня не было проблем с мамой мужа, а его бабушка называла меня внучкой. Я родила ребёнка — дочку. И когда я была беременна сыном — вернулся мой брат.

Он слёзно умолял пустить его в родительскую квартиру. Клялся, что начнёт новую честную жизнь. В доказательство он поставил передо мной свою беременную жену и её детей, жавшихся к её юбке. То, что и я и она были в положении сыграло свою роль — я дала ему ключи и поговорила с квартирантами, попросив их съехать.

Иногда брат звонил, просил деньги. На работу, с его слов, его никуда не брали, а ему не на что было кормить семью. Я отказывала. А потом представляла голодную женщину, в таком же положении, как и я. И давала.

С женой брата родили мы почти одновременно. Из роддома нас обеих забирал мой муж — брат пропал. Загулял на радостях. На это у него деньги были, а купить кроватку и коляску — нет. Я купила бывшие в употреблении вещи, в хорошем состоянии, и отправила мужа отвезти несчастной жене брата.

Мужа на порог квартиры не пустили. Просто не открыли ему дверь. Он собрался домой, но что-то его дёрнуло заглянуть в почтовый ящик. Там лежали платёжки за квартиру, и были они на имя жены брата.

Муж сразу же бросился домой, зажав эти бумажки в руке. Я не верила своим глазам — как так? И просан там был не один человек, а 6. Меня, видимо, выписывать не стали, чтобы раньше времени ни о чём не узнала.

На следующий день мы с этими платёжками пошли к жене брата. Она, открыв дверь после угрозы вызвать полицию, нагло ухмылялась нам в лицо:

— Теперь это — моя квартира! Моя и моих детей. Уходите, подобру-поздорову.

Женщина, которой я не дала умереть с голоду. Женщина, чьих детей я кормила и одевала. Стояла и ухмылялась, глядя мне в глаза. Брат, маячивший за её спиной, крикнул:

— Сама виновата! Это ты меня без квартиры оставила. Наплела родителям с три короба, пока меня не было. Я просто восстановил справедливость.

Муж хотел кинуться с кулаками на брата, но я его остановила.

— Я этого так не оставлю. Я пойду в полицию!

Брат с женой засмеялись.

— Да тебе совесть не позволит оставить 3 детей сиротами при живых родителях! Я подделал твою подпись и подарил квартиру. А потом моя жену выкупила её за семейный капитал. Нас обоих посадят, а детей — в детдом, или ты их возьмёшь? — издевательски произнёс брат. — Пошли вон отсюда!

От нервов у меня пропало молоко. Как так, я сделала им столько добра, а они чем отплатили? Они ошиблись, считая что я пожалею детей и поэтому не сдам брата и его жену полиции. У меня была своя точка зрения: в детдоме лучше, чем с родителями-мошенниками.

В этот же день я написала заявление. Если бы они так не сделали, а немного подождали, всё бы было хорошо. Мы с мужем несколько месяцев обсуждали возможность подарить квартиру брату, чтобы они жили спокойно. Теперь их и их детей будет содержать государство.

Квартиру мне вернули, брата с помощниками арестовали. Жена его тоже под следствием за аферу с маткапиталом. Но вряд ли ей что-то серьёзное будет, у неё 3 детей как-никак.

Когда я пришла её выселять, она уже не смеялась. Она плакала, прося не выгонять её с детьми на улицу. Вот так получается: её с детьми нельзя на улицу, а меня и моих детей — можно, ведь если мой муж меня бросит — мне идти некуда, кроме как в квартиру родителей.

Так и закончились мои родственные отношения с братом и его женой. Если честно, в пекло таких родственничков.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

— Теперь это моя квартира — нагло ухмылялась жена брата
Adblock detector