«Шпион в моём доме»: свекровь устроилась работать консьержем в наш подъезд

24.09.201914:00

«Шпион в моём доме»: свекровь устроилась работать консьержем в наш подъезд

Раньше жили со свекровью. Не у неё, а с ней: квартиру унаследовал мой муж от отца, его родители к тому времени были в разводе, а сам Игорь остался с отцом. Анна Владимировна после развода семь лет жила у какой-то родственницы на правах приживалки, поэтому на приглашение Игоря жить вместе согласилась не раздумывая.

Потом появилась я. Если цитировать дословно: «Ворвалась в налаженный быт чужой семьи». Но менять ничего не стала. Разве что на комуналку скидывалась, продукты покупала и взяла домашнее хозяйство на себя с полного согласия Анны Владимировны.

Она приходила с работы, ела и ложилась спать. Всё. Никакой платы, никакого скидывания. Ничего.

Я забеременела. Тогда и состоялся серьёзный разговор с Игорем об отдельном жилье. Я не требовала выгнать его маму, не просила разменять квартиру. Я предложила вложить моё небольшое наследство в ипотеку. Муж согласился.

Мы переехали, а его квартира осталась его маме. На словах, оформлять дарственную Игорь отказался — мало ли что. А мы купили свой угол, ни на что не претендуя. Вот только Анна Владимировна благородство сына не оценила. Уж очень привыкла жить на всём готовом и ни за что не платить.

Попытку стрясти с нас часть оплаты за комуналку я пресекла. Не может сама платить за двухкомнатную квартиру? Игорь всегда может её продать и купить однокомнатную, чтобы поселить туда маму.

Разницу — в нашу ипотеку, для равноценного вклада. Ей это не понравилось. Разговоры о коммунальных услугах поутихли, тем более, что в квартире Игоря она прописана одна.

Муж правильно отреагировал и на звонки с жалобами. То бачок потёк, то соседи подтопили, то в аптеку надо, то скучно. Сто раз на дню. Она реально звонила сто раз на дню!

Игорь вновь предложил маме переезд, опять-таки в однокомнатную квартиру, но неподалёку от нас. Чтобы сразу реагировать на все сигналы, а не нестись через весь город в час пик. Но и это её не устроило.

Ребёнок родился, я ушла в декрет. Надрываться и работать на дому я отказалась. Но на работу вышла быстро. Разница между выплатами по уходу за ребёнком и зарплатой составила всего несколько месяцев.

Когда дочке было почти два года, она пошла в садик. В то же время Анна Владимировна вышла на пенсию. Если учесть, что большую часть своей жизни она провисела на шее папы Игоря, то минимальный размер пенсии никого не удивил. Никого, кроме самой Анны Владимировны. Тогда она принялась искать подработку. И нашла.

Для меня было шоком увидеть её в нашем подъезде в роли консьержа.

Представляете, я возвращаюсь домой с дочкой — а там сидит она! С того момента наша жизнь превратилась в ужас: каждый вечер она пытается отдать Игорю листок, на котором записано всё: во сколько я ушла, во сколько пришла, что с собой принесла, кого привела…

Я просила у управляющей компании, чтобы они её уволили. Но там говорят одно — нет оснований. Своё место трудоустройства Анна Владимировна комментирует так: ей нечем платить за квартиру, какая вакансия подвернулась, на ту она и согласилась. И переезжать она как не хотела, так и не хочет.

Шпион в моём доме… Мне нечего скрывать от мужа. Но сам факт того, что она докладывает о каждом моём шаге, неимоверно бесит. Мало того, она часто просится к нам поспать после суток. Грязная, даже в душ не сходившая, она разваливается на спальном месте дочки.

Точкой кипения стал мой день рождения. Гостям, прибывавшим с цветами, она заявляла следующее: что жительница пятнадцатой (нашей) квартиры болеет. Неизлечимой, постыдной болезнью. Разумеется, недоразумения были разрешены, но праздник она испортила.

Сейчас я ставлю вопрос ребром: или переезжаем мы, продавая ипотечную квартиру и теряя в деньгах, или решается вопрос с Анной Владимировной. Во-первых: ей переселение в меньшее по площади жильё.

Во-вторых: обязательным условием для предоставления ей квартиры стало увольнение из нашего дома. В-третьих: прекращение засовывания носа в нашу жизнь.

Муж полностью согласен, но его немного грызёт совесть — всё-таки речь идёт о его маме. Но ведь Игорь не виноват, что его мать за всю свою жизнь так и не заработала на квартиру? Жильё, в котором она сейчас живёт, отчасти приватизировал и отчасти унаследовал его папа.

Предоставили ей недвижимость. Радовалась бы! Зачем к нам лезть? К чему это трудоустройство именно в наш подъезд и шпионство? Вот в жизни не поверю, что это случайность.

Я считаю, что всё правильно: она сама виновата в своих грядущих проблемах. Если муж не поступит так, как мы запланировали, то я подам на развод и уйду. До такой степени мне надоела её ухмылка. Если возможны иные варианты, то я с радостью их выслушаю. Помогите!

«Шпион в моём доме»: свекровь устроилась работать консьержем в наш подъезд
Adblock
detector