Она откладывала жизнь на потом. Потом не наступило

25.04.201904:30

Она откладывала жизнь на потом. Потом не наступило

Лида позвонила мне в слезах: «Пожалуйста, приезжай! Я не могу зайти в Ее квартиру, там пусто и мне очень страшно.»

Я все поняла, все бросила и поехала на другой конец города.

Лиду с 8 лет растила бабушка — родители погибли. Они жили вдвоем, бабушка вкладывала во внучку всю свою душу и каждую заработанную копеечку.

Выросла Лида прекрасной образованной барышней — доброй, утонченной, искренней и благовоспитанной. Она выучилась на врача, вышла замуж и переехала к мужу в дом по соседству. Каждый день она наведывала «свою бабулечку»(с), и так до самого конца…

После похорон она закрыла квартиру бабушки и почти год там не появлялась. Кто-то скажет, что это глупо — жить с семьей в коммуналке, оставив пустовать двухкомнатную квартиру. Но этот кто-то просто не знает Лиду. Муж Костик ее знал и ждал, когда она сама созреет, не настаивал. И вот созрела.

Лида открыла дверь трясущимися руками, все еще всхлипывая. Квартира хранила молчание — воздух застоялся, зеркала завешаны. Мы открыли окна и включили радио приемник, чтобы немного разогнать пыль и тоску.

Предстояло разобрать вещи.

Лида не заглядывала в те шкафы, что стояли в комнате у бабушки, ни когда жила с ней, ни когда навещала. Увиденное стало сюрпризом и для нее.

Сервант хранил в себе несколько полных сервизов и набор серебряных столовых приборов на 12 персон.

Тонкие хрустальные бокалы, изящные немецкие статуэтки начала прошлого века… Шкатулка с украшениями — преимущественно серебро, но столь искусно оформленное, что у нас невольно закрались мысли о его дореволюционном происхождении.

В шкафу помимо одежды, знакомой Лиде, хранился целый ворох кружевного белья, шелковых платьев и простыней, несколько коробок с изящной обувью.

— Боже мой, — воскликнула Лида, — у бабушки в шкафу хранится целое сокровище, но сколько себя помню, ни разу не видела ее в этом! Смотри, туфли совершенно новые, она их ни разу не надела!

— А ложки с вилками! — Продолжала удивляться Лида, — откуда у нас серебряные ложки? Я не видела их даже по праздникам, когда к нам приходили гости…

Я не знала ответов и просто разводила руками. Время шло, мы нашли еще много изящных вещиц. Абсолютно новых, нетронутых. А потом, в самом дальнем углу шкафа, обнаружили пачку писем, адресованных бабушке Лиды и подписанных мужским именем.

Читать чужие письма — не хорошо, но просто выбросить или сжечь рука тоже не поднялась… Лида решила, что теперь они — часть истории ее семьи, и решительно вскрыла конверты.

Мы читали письма, и на глаза наворачивались слезы. Написаны они были в разное время, самое первое бабушка Лиды получила, когда ей было чуть больше сорока лет. Неизвестный мужчина писал о своей любви к этой женщине.

О том, что он хочет разделить свою жизнь с избранницей и очень огорчен ее отказами. Но из письма в письмо он был настойчив и не отказывался от своих намерений. Все вещи, найденные в шкафу и серванте, были его подарками. Последним листком в пачке была телеграмма «Умер тчк».

Лида отложила телеграмму и заплакала.

Представляешь, бабушка никогда мне об этом не рассказывала, а ведь мы были так с ней близки! Почему она складывала в шкаф его роскошные подарки и никогда ими не пользовалась?

Мне кажется, она ждала лучшего момента — времени, когда не надо будет заботиться обо мне. Она откладывала на потом даже отношения с этим мужчиной! Но потом не наступило, потому что он умер, так ее и не дождавшись… А потом умерла она, и все так и осталось нетронутым…

В тот день мы сделали одно маленькое открытие — жить надо здесь и сейчас. Носить красивое белье, спать на шелковых простынях, пить чай из костяного фарфора, а вино из богемского хрусталя.

И любить. Любить каждый день!

Она откладывала жизнь на потом. Потом не наступило
Adblock
detector