Настя и племянник

02.03.201916:00

Настя и племянник

— Лежит мальчик на полу магазина, орёт, как резаный. Ногами-руками дёргает. Мать на него посмотрела пару минут и мимо прошла, к кассе. Что за женщина такая? Как так можно?

— Воспитывать детей надо! Но им сейчас не до того: сидят в своих интернетах с утра до вечера!

Думаю, именно такой диалог состоялся у двух кумушек лет под 50, с брезгливыми лицами наблюдавших за истерикой 5-годовалого Димы.

Причина трагедии довольна проста и банальна для столь юного возраста: Диме не купили шоколадку. Там, возле стенда с лакомством, он и решил показать, как умеет выпрашивать.

— Вера с Димой будто караулили, когда я в магазин пойду. Стоило выйти из подъезда — тут как тут. Вера — бывшая жена моего брата, Дима — племянник. Так получилось, что жили мы в одном подъезде: я снимала, у Вериной мамы так квартира. — рассказывает Настя. — Первый раз, когда Вера попросила чтобы я взяла с собой Диму, она объяснила это так: «Приучаю к самостоятельности. Он любит сам в магазине что-то брать и на кассе рассчитываться.» Почему бы не взять Диму с собой? Вроде, не чужой. Тем более, я видела, как Вера ему деньги дала: купюру сто рублей и мелочь.

Первый же совместный поход в магазин обернулся небольшим конфузом: Диме не хватило денег на шоколадное яйцо. Мальчик с серьёзным видом вывалил перед кассиром 22 рубля и развёл руками: больше нет.

—Я у него спрашиваю: «Тебе мама ещё денежку дала, бумажную. Где она?» Он стоял и глазками хлопал. Очередь начала переживать, я сама оплатила покупку племянника. Говорить Вере о возврате 70 рублей мне стало неудобно. И как-то так получилось, что Дима стал постоянно со мной ходить. Что-нибудь возьмёт, я либо оплачиваю полностью, либо добавляю. Походы становились всё чаще, а покупки мальчика — всё крупней: вместо шоколадного яйца он просил большую коробку конфет, вместо маленькой шоколадки на кассе — недешевую двухсотграммовую плитку.

Довольная Вера ждала сына с трофеями около подъезда. Восторгаясь покупками сына, она брала Диму за руку, и они уходили домой.

— Вы не подумайте: я не жадина, Димку люблю. Но походы с ним в магазин увеличивали чек на 100-200 рублей каждый раз. А это 3-6 тысяч в месяц. Такую сумму тратить на племянника я была не готова. О чём и сказала Вере, твёрдо решив расставить всё точки над i. — говорит Настя.

«Сразу бы сказала! Брат твой алименты ни шиша не платит. Теперь ты вот… Бедный Димка, не повезло ему с родственниками!» — начала причитать Вера в ответ на известие о прикрытии лавочки.

— Да в тот-то и дело, что платит брат! И нефиговые суммы! А у меня — зарплата 25 тысяч и аренда квартиры за 11. Распрощались мы с Верой после разговора, я в магазин одна пошла. Набрала макарошек, курицу, фарш на котлеты и пошла в сторону касс. Чувствую, кто-то меня за руку дёргает. Оглядываюсь: Дима стоит, в руках шоколадка грамм на триста, огромная такая. И просит, чтобы я ему её купила. Я отказала, отправила его к матери. Он на пол завалился, давай вопить, дёргается весь, шоколадку требует. Я рассудила так: раз я Диму с собой не брала, значит он пришёл с матерью. Пошла искать Веру, чтобы она угомонила своего сына. Её нигде не было. Я вернулась к орущему Диме, там уже собралась пара женщин, осуждающе на меня зыркнувших. Я поставила покупки около кассы и вышла, ведя Диму за руку. Вера стояла около подъезда и махала нам рукой. Идти метров 20, но я это расстояние проделала на скорости звука. Вручив племяша Вере, я ещё раз, но в более доходчивых выражениях объяснила: я согласна иногда покупать Диме фрукты или новую футболку. Но больше никаких походов со мной и попрошайничества, а то брату нажалуюсь. Вера смерила меня недовольным взглядом, забрала сына, они удалились.

Настя вернулась в магазин. Оплатила свою еду и ушла домой. Правда, на полпути к квартире девушку перехватили: Вера очухалась, что её ребёнка обидели.

— Она кричала на весь подъезд, оскорбляла меня, назвала жадиной и нищей, не способной купить родному племяннику пустяковую сладость. Я, стараясь не обращать на Веру внимания, дверь открыла и скрылась в квартире. В тот же вечер стала искать другое жильё. Съехала я через неделю. Еле-еле объяснила брату, что не обижала его сына. Ещё и дверь пришлось отмывать перед переездом: Вера её в зубной пасте измазала.

С племянником Настя не видится: ей нельзя. Жадная она больно.

Настя и племянник
Adblock
detector